Главная Проект Борзописцы Обозрения Творчество Форум Замечания борзописца 
Поиск:

Борзописец

Главная | Творчество | Зарплата от начальников
Техника Механизмы Электроника Природа Космос Общество Бизнес Люди Деньги Открытия Гипотезя Беседы Информация Карма Ложь Интернет Россия Авто США Власть Гаджеты Деньги Дизайн Доменные имена Контекст Котент Конференция ЖЖ Журналистика Закон Игры Идеи Интернет-реклама Интерфейс Информация Исследование Карма Китай Комментарии Конкуренция Контент Конференция Маркетинг Медиа Мобильные устройства Музыка НЛО Поиск Покупка Политика Образование Общение Ошибки

Реклама



yshilyaev

В сентябре работники федеральных государственных учреждений перейдут на новую систему оплаты труда. Ранее планировалось, что переход произойдет к концу года.  Главный смысл реформы – отказ от Единой тарифной сетки (ЕТС), в рамках которой, как поняли власти, уровень зарплаты практически не зависит от результатов труда конкретного работника и, следовательно, не стимулирует его повышать качество работы.


По новому проекту, устанавливать размер оклада и премий будут наделены руководители бюджетных организаций.  По мнению чиновников руководители  уже осенью станут повышением стимулировать  подчиненных на  ратный труд.  Эксперты  настроены не стольрадужно: стремительного роста производительности труда, ради которого и затевается реформа, ждать не стоит. Огромное количество людей до сих пор относятся к труду и его оплате по-советски.
С осени  размер зарплаты бюджетников будет определяться  уже не только должностным положением, но и  профессиональной подготовкой, на сколько сложна и объемна его работа, а так же на сколько самостоятелен работник в ее выполнении.  Как говорят реформаторы, должно привести к повышению отдачи и качества труда работников. Многие  эксперты считают , что в целом это шаг необходимый и положительный, потому, что  открывает перед бюджетниками новые возможности. Однако сам по себе отказ от ЕТС далеко не панацея, отмечают многие специалисты.
«Заявление о том, что старая система не стимулировала качество труда, а новая будет – лукавство, – не соглашается с доводами чиновников директор научных программ Независимого института социальной политики Лилия Овчарова. – Существующая система бонусов и надбавок для госслужащих увеличивала их зарплату в четыре раза. При этом объем месячных и годовых премий составлял 75% всего фонда оплаты труда. Кто мешал использовать эту систему для стимулирования работников?» Беда, по ее словам, в том, что премии в конечном итоге превратились в обязательные выплаты, освободившие министерства и ведомства от необходимости ежемесячно принимать решение – кому платить больше. «У новой системы оплаты труда стимулирующий фонд даже меньше, и он точно так же может превратиться в обязательные выплаты», – предупреждает эксперт.
Хотя по большому счету , бюджетники бывают разные например, у работников образования и здравоохранения больших  стимулирующих фондов никогда и не было. Для них перемены только во благо, но и здесь не так все просто. «Материальное стимулирование требует серьезного административного сопровождения и четкой системы оценки – какой труд качественный, а какой – нет. А в системе социальных услуг придумать показатели качества работы в режиме месяца или квартала крайне сложно, – отмечает Лилия Овчарова. – По моим оценкам, сами учителя и врачи к такой дифференциации не готовы».
Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений также не уверен, что новая система выполнит поставленную перед ней задачу. «Я не думаю, что она поможет сильно улучшить качество работы, поскольку, например, в таких сферах, как образование и здравоохранение, нет прямой связи между качеством работы и величиной зарплаты. Настоящий педагог или врач – это призвание, и если ему мало платят, это не значит, что он будет халтурить, – отметил эксперт. – В таких структурах очень многое зависит от внутренних этических корпоративных норм».
В свою очередь,  проректор Высшей школы экономики, завкафедрой экономики труда и народонаселения Сергей Рощин полагает, что качество труда в бюджетных организациях будет в основном  зависеть от общего уровня зарплаты в этой сфере. «Есть насущная задача – привести в этот сектор квалифицированных людей, а это определяется не только внутренним распределением средств между бюджетниками, но и конкурентоспособностью их доходов с другими секторами. Если общий уровень зарплаты не повысится, то привлечь новые квалифицированные кадры не получится», – заявил эксперт.
Владимир Магун, заведующий сектором исследования личности Института социологии РАН считает, что россияне проявляют все большую готовность трудиться так, как этого требует рыночная экономика. «Мы проводили контрольные замеры с 1991 по 2004 год, и каждый из них демонстрировал постепенное развитие одной важной тенденции – люди начинают воспринимать работу именно как работу. Антипод такого отношения к труду – это работа как времяпрепровождение, когда на службу ходят для того, чтобы пообщаться с коллегами, побыть в коллективе. Но сейчас вторая модель отступает под давлением первой, и это наблюдается во всех постсоциалистических странах, перешедших к рыночной экономике». Основной  причиной подобных изменений, по словам г-на Магуна, является то, что современные работодатели не хотят держать оплачиваемые места для праздного времяпрепровождения работников, да и те уже не желают просто отдыхать на рабочем месте, когда появилась возможность хорошо зарабатывать.
Хотя есть  и другие исследования с иными результатами. По данным недавнего опроса ВЦИОМ, «советская» модель трудовой мотивации – небольшой, но твердый заработок и уверенность в завтрашнем дне – действительно с каждым годом становится не актуальной, но она до сих пор доминирует: ее выбирают 44% респондентов. Количество  тех, кто готов рисковать ради высоких доходов, хотел бы много работать и хорошо зарабатывать, чуть больше трети опрошенных. Другими словами, многие  россияне  по-прежнему готовы делать вид, что работают, понимая, что работодатель делает вид, что им платит.
«Сказать, что западные меры стимулирования у нас не работают, нельзя, они работают, но только на определенные сегментные группы, а другими группами общества они отвергаются», – комментирует данные социологов Борис Кагарлицкий. По его словам, рыночная культура доминирует в Москве, Санкт-Петербурге, других крупных городах, но в «остальной России» все еще другие ценности. «В Иванове вечером у нас сломалась машина. Выяснилось, что починить ее в это время суток невозможно ни за какие деньги. Из двух мастеров, к которым мы обратились, первый ответил, «я уже пьяный и не буду работать». Второй ответ был еще лучше – «я на сегодня уже деньги заработал», – привел пример из собственной жизни эксперт.
Маленькая  зависимость качества работы от зарплаты стала следствием того, что  в последнее время рост доходов населения  значительно опережает рост производительности их труда. По мнению Сергея Рощина, это происходит от того, что наш рынок труда столкнулся с дефицитом предложения. «Нам не хватает работников, причем в условиях роста экономики. Поэтому в ситуации, когда спрос растет, а предложение не может за ним угнаться, естественно увеличивается стоимость труда. Активному росту зарплаты способствуют и крупные корпорации, получающие сверхприбыли за счет высоких цен на нефть и газ», – отметил эксперт.
 Причиной низкой производительности труда,  Лилия Овчарова считает  слабое  техническое  оснащении отечественного производства. «Сколько лопатой ни махай – сильно повысить производительность не получится. Проблема технической модернизации сейчас стоит выше проблемы дифференциации оплаты труда», – отметила эксперт. В пример она привела статистику, по которой следует, что разница между 10% граждан с наибольшей зарплатой и 10% с наименьшей в 2006 году в среднем по стране составляла 25 раз. Правда, в некоторых секторах она существенно ниже: в образовании – 15,3 раза, в здравоохранении – 13,8.
С осени  разница между зарплатой в бюджетной сфере станет  еще больше. Однако, по мнению специалистов, на то, чтобы понять новую систему и перестроиться под нее, может уйти 2–3 года. «Достоинства новой системы в том, что она даст руководителю инструмент стимулирования людей, которые с его точки зрения лучше работают. А риск в том, что руководители могут использовать этот инструмент для формирования более послушного себе коллектива, – отметила Лилия Овчарова. – Если для руководителя главное – повышение качества услуг, система поможет, если нет, он будет использовать эту систему лишь для более легкого управления».

Реклама

   
Главная Проект Борзописцы Обозрения Творчество Форум Замечания борзописца 
Поиск: